Жеребенок.

Заболело сердце у меня среди поля чистого,
Расседлаю своего коня буйного да быстрого.
Золотую гриву расчешу ласковыми гребнями,
Воздухом одним с тобой дышу, друг ты мой серебряный.

Облака над речкою клубят. Помню, в день гороховый
Из-под кобылицы взял тебя жеребенком крохотным.
Норовил за палец укусить, все козлил да взбрыкивал.
Понял я тогда: друзьями быть нам с тобою выпало.

И с тех пор стало тесно мне в доме моем
И в веселую ночь, и задумчивым днем,
И с тех пор стали мне так нужны облака,
Стали зорче глаза, стала тверже рука.
Не по дням ты рос, а по часам, ворожен цыганкою.
Стала молоком тебе роса, стала степь полянкою.

Помню, как набегаешься всласть да гулять замаешься,
Скачешь как чумной на коновязь да в пыли валяешься.
Ну, а дед мой седой усмехался в усы,
Все кричал: «Вот шальной! Весь в отца, сукин сын!
Тот был тоже мастак уходить от погонь,
От ушей до хвоста весь горел, только тронь!»

Никого  к  себе не подпускал   даже с белым сахаром.
Мамку раз до смерти напугал, охала да ахала:
«Ой, смотри, сыночек, пропадешь, с кручи дурнем сброшенный!»
Только знал я, что не подведешь ты меня, хороший мой!

Так  что, Милый, скачи  да  людей  позови,
Что-то  обруч  стальной  сильно  сердце  сдавил!
Ну, а  будет  напрасным  далекий  Твой  Путь,
Ты  Себя  Сбереги  да  Меня  не   забудь!

Александр Розенбаум

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.